«ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ОРТа»

Выпуск 19, Часть 2

Стремительные темпы промышленного развития в ЕАО приводили к дефициту квалифицированных рабочих и управленцев. Всемирный союз ОРТ взял на себя организацию переселения в ЕАО специалистов по промышленности и сельскому хозяйству из Европы, где из-за предвоенного экономического кризиса и роста антисемитских настроений евреям было трудно найти работу. В случае успешной реализации этот проекта выиграли бы все: тысячи безработных евреев получили бы работу по специальности, а многочисленные стройки Биробиджана приобрели бы квалифицированные кадры, в которых так нуждались.
Нельзя было сбрасывать со счетов и нацистскую угрозу. Война, неизбежность которой уже была очевидна, могла в одночасье превратить всё еврейское население Европы в беженцев, в связи с чем старые территориалисткие идеи, близкие руководителям Всемирного Союза ОРТ, вновь приобрели актуальность.

На Биробиджанской швейной фабрике. До 1937 г.

В связи с новым переселенческим проектом 9 ноября 1935 года в КОМЗЕТ было направлено письмо за подписью Я. Цегельницкого, содержавшее положения по участию Центрального правления (ЦП) Союза ОРТ в переселении трудящихся евреев из-за границы на постоянное место жительства в Биробиджан.

Согласно этому документу планировалось отбирать кандидатов на переселение «из числа лиц, окончивших ОРТовские профшколы, техникумы, образцовые мастерские, учебные фермы в различных странах – Польше, Литве, Латвии и др.»; принимать заявления через отделения Союза ОРТ в Америке, Африке и странах западной Европы об оказании финансовой помощи родственникам, желавшим переселиться в Биробиджан, и своевременно перечислять на счет КОМЗЕТа по 200 американских долларов «за каждую переселяемую семью или одиночку»; оказывать содействие в оформлении документов для выезда из соответствующих стран и въезда в СССР. Кроме того, Всемирный Союз ОРТ выразил готовность обеспечить каждого переселяемого специалиста «соответствующим инструментарием, а в случае необходимости выделять для данной цели специальные средства».


Евреи-переселенцы из-за границы на станции Тихонькая. Биробиджанский район, начало 1930х

Идея переселения в Биробиджан становилась всё более и более популярной среди евреев Восточной Европы, и Германии. Сохранилось множество писем, адресованных в парижскую штаб-квартиру Союза ОРТ, – главным образом, от бывших подданных Российской империи, хорошо знавших русский язык. Все они изъявляли желание переселиться в Биробиджан.

Занимаясь переселенческой кампанией, сотрудники парижской штаб-квартиры Союза ОРТ работали в тесном сотрудничестве с Я. Цегельницким, глав-уполномоченным Всемирного Союза ОРТ в Советском Союзе, постоянно находившемся в Москве. К нему поступали заявления от потенциальных переселенцев, а также письма от секретарей исполкома Всемирного ОРТ с просьбами похлопотать перед советскими компетентными органами об ускорении выдачи виз тем или иным кандидатам по переселению. Следует отметить, что переселение в ЕАО находилось в ведении НКВД. Именно эта организация отвечала за постоянный приток квалифицированной рабочей силы – в том числе и из-за границы – на биробиджанские стройки. Особый отдел НКВД занимался выдачей виз будущим переселенцам: естественно, особое внимание при этом уделялось благонадежности каждого кандидата. Этот процесс порой затягивался на несколько месяцев, а то и лет, в течение которых потенциальные переселенцы на новую Советскую Родину пребывали в полном неведении относительно своей будущей судьбы, а ведь многие из них, охваченные энтузиазмом, подав документы на переселение, поспешили сжечь за собой все мосты.

Старший кондуктор­стахановец Самуил Гулуб, переселенец из Винницкой области.
Станция Ин, 1937г. [Фото Х. Гринберга].

Волна сталинских репрессий 1937 года, затронувшая всё руководство ЕАО и тысячи простых переселенцев, повлекла прекращение работы всех зарубежных еврейских благотворительных организаций на территории СССР. В результате промышленность и сельское хозяйство Биробиджана оказались брошены на произвол судьбы. По свидетельству историка Д. Вайсермана, много лет изучавшего биробиджанские архивы, «с 1938 по 1940 гг. ЕАО не получила ни одного автомобиля, станка, какого-либо оборудования для промышленных предприятий и организаций, ни одного комбайна или трактора для колхозов и совхозов».

В мае 1938 года истекал срок 10-летнего договора о сотрудничестве между ЦП Всемирного союза ОРТ и КОМЗЕТом, представлявшим интересы советского правительства. ОРТ предлагал рассмотреть вопрос о продлении договора до 31 декабря 1940 года.

Только через 10 месяцев после подачи меморандума Всемирным ОРТ в Совнарком, был получен официальный жесткий ответ, в котором говорилось, что договор продлен не будет, потому что «Советский Союз более не нуждается в помощи из-за границы».

Я. Цегельницкий в спешном порядке начал готовить предложения по передаче работы и имущества ОРТ советским общественным организациям.

Однако непосредственно приступить к сворачиванию деятельности ОРТ Я. Цегельницкий не успел. В 1938 году он был арестован, приговорён к 5 годам заключения и умер в исправительно-трудовом лагере в Унжлаге в 1942 году.
К концу 1938 года ОРТ приостановил свою деятельность на территории Советского Союза, и возобновил её лишь в 1991 году.
Огромная работа, которую вел Всемирный Союз ОРТ на протяжении 1920-30 готов в СССР, была прервана на долгие годы.